Предыдущая главаСодержаниеСледущая глава

АКУЛЫ

 

Ойкоплеура в прозрачной скорлупке сидит. Невесел, печален животного вид. Но она ни за что не покинет свой дом, И пока он не рухнет, останется в нем.

У. Гарстэнг

Эти строки взяты из оды любопытному маленькому планктонному организму, который обитает в чудесном домике из желеобразных пузырьков и имеет известное отношение к эволюции позвоночных животных. Похожая на обыкновенного головастика, только величиной с половину спичечной коробки, ойкоплеура как бы ткет домик вокруг себя и перемещает его в море с помощью реактивной струи. Это прозрачное обиталище имеет два «окна со ставнями» — наверху и спереди, а также «черный ход», расположенный на дне. В сущности, это сложное приспособление для извлечения питательных частиц, представляющее собой одну из самых чудесных выдумок, известных в царстве животных.

 

Ойкоплеура.

 

Маленький «головастик» выделяет студенистую оболочку, защищающую его тело. Затем с помощью волнообразных движений хвоста он направляет в эту оболочку струю воды, надувая ее наподобие пузыря. Постоянно «машущий» хвост, составляющий большую часть тела существа, создает приток воды, поступающий через окна внутрь оболочки. «Ставни» пропускают лишь крохотные организмы вроде жгутиковых и кокколитофорид. (В конце прошлого столетия Ганс Ломанн, тщательно изучавший фильтры ойкоплеуры, первым увидел живых кокколитофорид.) Эти крохотные частицы устремляются к передней части домика и двум трубчатым фильтрам, ведущим к ротовому отверстию животного. Отфильтрованная вода выбрасывается через переднюю дверь с такой силой, что ойкоплеура движется вперед. Когда фильтры засорены, а также в минуту опасности, когда «домик» становится обузой, маленький головастик выскальзывает через черный ход и, извиваясь хвостом, спасается бегством.

Но какое отношение имеет «Ойка» к акулам и иным позвоночным? Дело в том, что у нее в середине хвоста проходит крепкий, эластичный стержень, называемый хордой, или спинной струной. Этот хрящевидный стержень — предшественник позвоночника.

В изобилии водящаяся близ поверхности в самых разных частях Мирового океана, ойкоплеура принадлежит к типу Tunicata (оболочники) — группе животных, заключенных в оболочку из вещества, напоминающего целлулоид. К наиболее распространенным представителям оболочников относятся оседлые морские спринцовки, или асцидии, — имеющие форму вазы прочные мешки с двумя отверстиями наверху, напоминающими сифоны у двустворчатых. Пищу себе они добывают следующим образом: втягивая воду через одно отверстие, они фильтруют ее жабрами, а затем извергают из другого отверстия. Эти животные, зачастую имеющие яркую окраску и прикрепляющиеся к камням ниже осушной зоны, когда к ним прикасаются, как правило, выбрасывают струю воды.

Исторгнутая асцидиями молодь всплывает и ведет планктонный образ жизни. В это время в хвосте имеется хорда и молодь асцидий напоминает взрослую ойкоплеуру, только без ее «домика». Возможно, некоторые молодые асцидии, взрослея, так и оставались свободно плавающими животными, от которых, в свою очередь, произошли ойкоплеуры. У тех и у других имеется полый нервный тяж, расположенный выше хорды и параллельно ей. Это отличает их от всех животных, описанных ранее, у которых нервный тяж не полый и проходит под кишечником. Нервный столб, находящийся над кишечником, — это определенный признак прогресса, поскольку пищеварительная система в данном случае не проходит через наиболее нежную и сложную часть нервной системы.

Поскольку оболочники обладают хордой, нервным тяжем, расположенным сверху, и жабрами, с помощью которых они процеживают воду и получают таким образом пищу, — признаки, отсутствующие у всех беспозвоночных, — они принадлежат к типу (или надтипу) хордовых. В эту группу входит множество животных, имеющих хорду в тот или иной период своей жизни.

Высшие животные, от рыбы до человека, имеют хорду, когда находятся в яйце или утробе матери. По мере развития этих животных к хорде для ее усиления прибавляются хрящевые или костные секции, которые образуют в конечном счете ряд соединенных между собой сегментов (позвонков), то есть позвоночник, или спинной хребет. Эти позвонки заключают в себе хорду и в той или иной степени (в зависимости от вида) заменяют ее. Они также заключают в себе нервный тяж, тем самым защищая его. У всех хордовых в какой-то период их развития имеются жаберные щели. (У нас с вами они были, когда мы находились в материнском чреве.)

Как уже говорилось, хордовые и иглокожие, вероятно, произошли от одного общего предка. Этим недостающим звеном могло быть и прикрепленное ко дну, и активно плавающее животное. Если оно было плавающим, то, возможно, походило на плавающую личинку морской звезды. Эта ранняя стадия морской звезды напоминает личинку баланоглоссуса во взрослом состоянии — червеобразного животного, зарывающегося в грунт на мелководье, с жаберными щелями и, по-видимому, зачатками хорды. Если предок позвоночных был плавающим животным, то линия позвоночных, возможно, возникла, пройдя стадию кишечнодышащих, к которым относится баланоглоссус.

Кишечнодышащие находятся в одной группе с маленькими, примитивными, напоминающими растения существами под названием птеробранхий (крыложаберные), которые живут колониями, прикрепившись к морскому дну. В такой колонии отдельные особи, сидящие на концах разветвленных трубок, напоминают крохотные цветы.

Если общий предок хордовых и иглокожих был оседлым животным, то, возможно, он принадлежал к крыложаберным. Благодаря развитию системы жабер эти создания могли стать предками асцидий. Затем при посредстве зародышей, которые достигли половой зрелости, еще находясь в планктоне, такие примитивные хордовые смогли обрести подвижность и освободиться от привязанности ко дну. Эта свобода и развитие хвоста для перемещения в воде могли привести к возрастанию активности, что в свою очередь могло вызвать появление еще более развитых животных.

«Ойки» и другие оболочники, кишечнодышащие и крыложаберные находятся где-то в теневой зоне между беспозвоночными и позвоночными животными, подобно тому как вирусы принадлежат к зоне, промежуточной между неживым и живым. Существует третья группа примитивных хордовых, положение которой на древе жизни известно лучше. Называемые Cephalochordates (головохордовые), они являются прямыми и достоверными предками клана позвоночных, так как в продолжение всей жизни имеют хорду, которая тянется от головы до кончика хвоста.

В   современных морях эта группа представлена неприметным маленьким ланцетником Amphioxus. Это прозрачное, похожее на личинку угря существо редко достигает больше 5 сантиметров в длину и значительную часть своей жизни проводит, зарывшись по шею в песок. Ланцетники обитают на мелководье в тропических и умеренных зонах и извлекают пищу из воды, фильтруя ее с помощью пальцеобразных приспособлений, находящихся у них во рту. На некоторых пляжах южной части Калифорнии при сильном отливе можно выгнать ланцетников из их норок, если топнуть по песку. Они появляются внезапно, какое-то мгновение извиваются на песке, а затем снова молниеносно, головой вперед, ныряют в песок, словно в воду.

Это примитивное, если не считать приспособления, состоящего приблизительно из 50 пар жабер, животное, вероятно, очень похоже на головохордовых, что буравили дно моря с полмиллиарда лет тому назад. Подобно современным ланцетникам, эти древние животные не имели ни носа, ни ушей, ни конечностей, ни скелета, ни мозга. Довольно жалкий предок был у могучих акул, быстрых рыб и гордых людей. И все же многие палеонтологи полагают, что первобытные родичи ланцетника были основными предками всех высших животных. По словам доктора Эдвина Г. Колберта, сотрудника Американского музея естественной истории, «в лице ланцетника мы видим нашего предка из типа хордовых, существовавшего 500 миллионов лет назад».


МИНОГИ И МИКСИНЫ

Ланцетники кое в чем поразительно сходны с молодью примитивнейших позвоночных, существующих ныне, — миног и миксин. Мальки миноги — слепые, похожие на угря создания длиной около 10 миллиметров — зарываются по шею в мягкий грунт спокойных рек и ручьев и процеживают воду, добывая себе пищу точь в точь как ланцетники. После двух—пяти лет такой жизни эти прежде безобидные существа претерпевают разительную перемену. У них появляются большие, выпуклые глаза, безобразный рот-присоска и шершавый, как рашпиль, язык. Выросши до 10—18 сантиметров, они, извиваясь своим мягким, лишенным чешуи телом, вылезают из ила и плывут по течению в море, где начинают паразитическую жизнь кровопийц.

Около 1829 года миноги наводнили Великие озера, и к 1950 году они истребили 95 процентов озерного гольца [Стр. 130. Озерный голец, или намайкуш (Salvelinus namaycush), — крупная и вкусная рыба из семейства лососевых.] в озерах Мичиган и Гурон и нанесли рыбной промышленности ущерб в 5 миллионов долларов.

Круглый рот миноги снабжен острыми роговыми зубами, с помощью которых она впивается в тело своей жертвы. Затем мощный язык, также оснащенный роговыми зубами, начинает сдирать с нее кожу и чешую. Иногда на одну рыбу нападает сразу несколько миног, которые питаются ее кровью, соками и мясом. Оторванные куски мяса растворяются при помощи лампридина — сильнодействующего вещества, содержащегося в слюне хищника. Это химическое вещество обладает свойством, которое препятствует свертыванию крови. Врачи изучают это вещество, надеясь установить причины кровотечений у людей, страдающих гемофилией.

 

Присоска миноги (модель). По краям — острые роговые зубы. В центре — мощный, вооруженный зубами язык.

 

Повадки миксин еще более отвратительны. Они появляются на свет в море, выклевываясь из крупных, липких яиц.

Во взрослом состоянии миксины достигают 60 сантиметров; они несколько меньше миног. Рот миксины, оснащенный четырьмя пальцеобразными щупальцами, находится в углублении на нижней части головы. С помощью шершавого языка этот хищник пробуравливает отверстие в шее мертвой или умирающей рыбы либо проникает в нее через ротовое или анальное отверстие, через жабры или открытые раны. Миксины пожирают свою добычу изнутри, пока от нее не останутся лишь кожа да кости. В одной рыбе, например, было обнаружено свыше ста этих морских стервятников. В их меню входят также разного рода беспозвоночные обитатели дна.

 

Присоска миксины (модель).

 

Как и миноги, эти отталкивающие существа вырабатывают вещество, которое может принести человеку огромную пользу. Из сердца миксин, живущих у берегов Калифорнии, на глубине 360—540 метров, ученые извлекли химический состав, с помощью которого удалось излечить нескольких лягушек и собак от неправильного сердцебиения. Возможно, это вещество поможет и людям, страдающим нарушениями сердечной деятельности.

Изучая этих животных, зоологи получают некоторое представление о первых позвоночных, появившихся на Земле. Подобно личинкам миног и миксин, они, вероятно, были небольшими, неповоротливыми существами, которые, извиваясь, ползали по морскому дну и процеживали через жабры ил, извлекая из него пищу. Окаменевшие останки такого рода животных указывают на то, что эти древние существа были покрыты броней из костных чешуи. В течение длительной эволюции они утратили эту броню, а конкуренция со стороны других животных вынудила их, чтобы уцелеть, выработать особые способы добывать пропитание. У миног и миксин появился оснащенный зубами язык, и они стали питаться мясом других существ. Как это часто происходит с паразитами, тело у круглоротых дегенерировало: оно приобрело угреобразную форму, скелет ослаб, вместо костей появились хрящи.

Выходит, миноги и миксины — дожившие до наших дней первые позвоночные животные, появившиеся на Земле, правда, видоизменившиеся. Их предки были первыми животными, имевшими внутренний скелет. У них сформировались глаза, сердце и красная кровь независимо от беспозвоночных. Путем тщательного изучения их современных потомков и сопоставления полученных сведений с информацией об их ископаемых предках ученые имеют возможность установить, каковы были отдельные фазы эволюционного развития и таких более высоко развитых животных, как акулы и скаты.


ЭВОЛЮЦИЯ И ЛЮДОЕДЫ

Одни из самых ненавистных и страшных морских животных, акулы значительно превзошли в своем развитии миног и миксин. Наблюдая в аквариуме акул, невозможно оставаться равнодушным. Создания удивительно красивой обтекаемой формы, какой нет ни у одного другого вида рыб, они движутся с грациозной и зловещей непринужденностью, без видимого усилия ударяя своим мощным хвостом. По сравнению с ними миноги и миксины, у которых отсутствуют парные плавники, стабилизирующие и выправляющие движения акул, перемещаются неуклюже и медленно. Вместо «зубастого» языка и слабого, лишенного челюстей рта, у акулы крепкие, как стальной капкан, челюсти, усеянные острыми, точно нож, зубами, с помощью которых акула вырывает из тела жертвы огромные куски.

Эта более удачная «конструкция», основы которой были заложены сотни миллионов лет назад, позволила акулам разрешить проблемы, возникавшие в связи с изменением условий и жестокой борьбой за пищу и жизненное пространство, не претерпев особых изменений. Нынешние акулы, по существу, мало чем отличаются от акул, которые обитали в океане 300 миллионов лет назад. По словам одного ученого, наблюдать за акулой — то же самое, что смотреть сквозь коридор эволюции в отдаленное прошлое!

У современных акул и врагов весьма мало, и друзей почти нет. Страх и невежество людей окутали это животное неким покровом таинственности и предрассудков. Их изображают одновременно как не ведающих страха убийц и как наглых трусов, как агрессивных хищников и тупых тварей, представляющих собой попросту самоходные цистерны для отбросов.

Что же в действительности представляют собой акулы? Никто не может дать на это точный ответ. Зоологи, посвятившие всю свою жизнь их изучению, не в состоянии представить даже общих данных относительно поведения и индивидуальных особенностей этих тварей. Располагая тысячами наблюдений, сотнями фактов нападения акул на человека, мы все-таки не можем с уверенностью ответить, почему и при каких обстоятельствах они нападают на людей.

Существует около 250 видов этих загадочных существ. Большинство их обитает в благоприятных для них тропических и субтропических морях; немногие, как, например, гренландская, или полярная, акула, водятся в арктических водах. Акулы бывают самых различных размеров — от маленькой зеленой акулы-собаки длиной 15 сантиметров до крупнейшей из океанских рыб — китовой акулы, достигающей в длину 14 метров. Живут они главным образом в соленых морях, но некоторые из них часто посещают воды с малой соленостью и даже пресные воды. Были случаи нападения акул на людей в реках, на расстоянии до 150 миль от устья. Один вид акул даже поселился в никарагуанском озере, где уже погубил нескольких купальщиков.

С точки зрения эволюции характерными для акул и их сородичей признаками, отличающими их от миног и миксин, является наличие челюстей и парных плавников. Признаки, отличающие их от прочих рыб, — отсутствие плавательного пузыря и скелет из хряща, а не из костей.

Появление челюстей, «изобретенных» около 400 миллионов лет назад, явилось крупным событием в эволюционном развитии позвоночных. Это освободило рыб от необходимости процеживать ил, позволило ловить более крупную добычу, лучше защищаться и дробить прочные панцири моллюсков и ракообразных. Челюсти дали рыбам обширные возможности, чему они в основном и обязаны своим господством над морскими беспозвоночными.

Акулья утроба непропорционально велика по отношению к остальному телу, а челюсти крупной тигровой акулы таковы, что в рот ее влезут два человека, лежащие друг к другу спиной. Прибавьте сюда ряды острых как бритва зубов, утыкавших зловещую серповидную пасть, и перед вами — портрет акулы-людоеда. В отличие от зубов человека и прочих позвоночных, укрепленных в челюсти корнями, зубы акулы как бы вставлены в кожу или десны. У акулы от четырех до шести рядов зубов, которые по мере их роста постепенно перемещаются вперед. Таким образом, передний ряд зубов, «проработав» определенное время, выпадает, а взамен на передний план выдвигаются зубы следующего ряда [Стр. 134. Постепенно или скачком, в зависимости от того, как действуют рабочие зубы. Подробнее см. «О смене зубов у рыб», Рыбоводство и рыболовство, № 4, 1962.]. В течение 10 лет у тигровой акулы может вырасти, пойти в дело и наконец выпасть до 24 000 пилообразных зубов.

У большинства акул пасть находится в нижней части головы на значительном расстоянии от лопатообразного рыла. Это идеальное расположение для того, чтобы хватать пищу, находящуюся на дне моря. Вот почему издавна считают, что акула, кусая, должна повернуться на спину или на бок. Если вы когда-нибудь видели в аквариуме, как акула ест, вы, должно быть, заметили, что это не всегда так. Акулы часто нападают снизу, загибая рыло кверху, чтобы оно не мешало им захватывать добычу. Мощные челюсти смыкаются, и акула, яростно содрогаясь всем телом, отрывает кусок сразу в 5, а то и 7 килограммов.

Рана от укуса акулы имеет форму полумесяца с рваными краями и зачастую очень глубока. При нападении на человека акула нередко рассекает главную артерию, и пострадавший может истечь кровью, прежде чем получит помощь. Согласно некоторым сообщениям, акулы, играя, подбрасывают изувеченную жертву в воздух, но, вероятнее всего, это происходит от мощного удара хищника снизу.

Даже легкое прикосновение к этому хищнику может вызвать болезненные явления. Шкура акулы сплошь усеяна крохотными, жесткими чешуйками, напоминающими короткие зубы с острием, направленным назад. Проведите рукой по акуле от головы к хвосту, и кожа ее покажется вам гладкой. Но стоит погладить ее «против шерсти», как рука ваша окажется порезанной, покрытой кровоточащими царапинами.

Шершавая, как напильник, чешуя акулы и ее зубы — по существу, одно и то же. Просто складка наружной кожи явилась как бы наружным окаймлением пасти, а чешуйки на ней увеличились до размера зубов человека. Кстати, зубы у человека также произошли от чешуи его предков — рыб.

У акул имеются вертикальные и горизонтальные плавники, придающие им значительную устойчивость и сносную маневренность. Пара больших грудных плавников на передней части тела и пара брюшных плавников, размером поменьше, расположенных сзади, выполняют роль рулей глубины. Вертикальные плавники, обычно два спинных и один анальный, расположенный позади брюшных, препятствуют боковой качке и уменьшают боковое рыскание. С помощью большого хвоста, работающего, как кормовое весло, акула движется вперед, а также поворачивает налево или направо.

Поскольку парные плавники у них довольно жестки, акулы не столь быстроходны или маневренны, как костистые рыбы. С помощью грудных плавников они могут тормозить, но не в состоянии внезапно остановиться или дать «задний ход». Обычно, чтобы избежать препятствия, акула сворачивает в сторону, так что если хищник промахнется, то ему приходится делать новый заход, чтобы схватить добычу. Костистые рыбы прижимают свои эластичные плавники к бокам для увеличения скорости, а многие рыбы могут развернуться «на пятачке», вытянув вперед один грудной плавник и вильнув хвостом.

У многих костистых рыб имеются наполненные газом плавательные пузыри, благодаря чему вес этих рыб равен весу воды, что позволяет им без всякого усилия оставаться на определенной глубине. У акулы такого пузыря нет, ее топит вес ее собственного тела. Правда, отдельные виды акул, во всяком случае песчаная тигровая акула, могут сохранять плавучесть, наполняя воздухом желудок. Большинство же вынуждено постоянно двигаться, используя подъемную силу, создаваемую крыловидными грудными плавниками. В данном случае выражение «спасение утопающих — дело рук (то бишь плавников) самих утопающих» как нельзя уместно.

У многих видов акул имеется огромная печень, наполненная жиром, весящим легче воды, что несколько облегчает эти непрерывные усилия. Благодаря наличию витамина А в акульей печени промысел акул в Соединенных Штатах приносил немалый доход вплоть до 1950 года, когда был получен недорогой искусственный заменитель витамина. Но вполне возможно, что потребность в печени акул возникнет вновь. Недавно открыли, что в печени тигровой и лимонной акул имеется жирообразное вещество, которое увеличивает сопротивляемость организма к заболеванию раком; во всяком случае, оно замедляет рост опухолей и продлевает жизнь некоторым животным, пораженным раком.

Наличие хрящевого скелета вместо более тяжелого костяка — это тоже способ уменьшения веса. А в таком случае возникает довольно хитрый вопрос. Одна группа ученых полагает, что сначала у животных сформировался хрящевой скелет, а затем, по мере дальнейшего их развития, вместо него появился костный. Представители другой школы с такой же уверенностью заявляют, что сначала у животных появился костяк. Следовательно, хрящевой скелет означает не примитивность акул, а дегенерацию костяка или же способ уменьшения веса животного, что представляет собой шаг вперед.

В связи с изложенным на утверждение, что акулы более примитивны, нежели костистые рыбы, падает тень сомнения. Ископаемые костистые рыбы в древних отложениях появляются раньше, чем акулы. Участки мозга, управляющие «мышлением», у акул, хотя еще и зачаточны, более развиты, чем аналогичные центры у большинства костистых рыб. Размножение у акул также организовано выше, и в этом отношении акула сходна скорее с человеком, чем с другими рыбами.

Самцы и самки акул совокупляются, между тем как многие костистые рыбы извергают половые клетки прямо в море, где они соединяются лишь по воле случая. Некоторые примитивные виды акул, отложив яйца, оставляют их в море. Но у большинства акул самки вынашивают яйца в своем чреве и рождают живых детенышей. В зависимости от вида помет насчитывает от одного до восьмидесяти детенышей, причем детеныш может весить целых 45 килограммов. Акулята, иногда носимые матерью в течение двух лет, рождаются полностью сформировавшимися и умеющими плавать. Многие покидают материнскую утробу с пастью, полной зубов, вполне готовые обороняться и самостоятельно добывать себе пищу во «взрослом» мире. Все рождаются голодными, поэтому сразу же пускаются в бесконечные поиски пищи.

Ученые, работавшие с пойманными акулами и наблюдавшие за ними с судов и самолетов в открытом море, лишь недавно установили, каким образом находят они свой очередной обед. Сначала намеченная жертва обнаруживается благодаря вибрации или переменам давления, создаваемым ею во время перемещения в воде. Колебания, создаваемые животным, находящимся на расстоянии до 180 метров, улавливаются нервными окончаниями, расположенными вдоль открытой выемки или закрытого канала, идущего по бокам акулы от жабер до хвоста. Вибрации, действующие на эту боковую линию, возможно, воспринимаются мозгом акулы как звук. Однако частота их слишком низка, чтобы человеческое ухо могло четко уловить их.

Как только акула услышала «звонок на обед», она тотчас пускает в ход свое чрезвычайно развитое обоняние. Эти морские ищейки могут учуять унцию крови, растворенную в тысячах, даже миллионах литров воды, и обнаружить тот или иной запах за добрых полкилометра, даже несмотря на наличие сильного течения. Акула следует коридором, создаваемым запахом или колебаниями, а то и тем, и другим, подобно самолету, движущемуся по радиомаяку.

На расстоянии около 15 метров в ход идет зрение, если вода достаточно прозрачна. Хотя акула и близорука, она хорошо видит при тусклом освещении. Глаза ее приспособлены распознавать скорее движение, чем очертания. На расстоянии около 3 метров хищник обычно начинает медленно, осторожно кружить вокруг жертвы. Описав круг-другой, акула может равнодушно отвернуть в сторону или же наброситься на добычу. Нападая стаей, акулы кружат вокруг жертвы, описывая постепенно сужающиеся витки спирали и все увеличивая скорость, затем одна из них набрасывается на жертву.

Как только в воду попадает лимфа или кровь, акулы приходят в возбуждение, подчас переходящее в «голодное неистовство». В таком случае ничто, кроме смерти, не остановит их. Они станут кусать любой движущийся предмет, а их мощные тела, бьющие по воде, точно цепы, зачастую превращают море в кровавую пену. Если какая-то из акул случайно окажется укушенной в этой бешеной свалке или раненной плавником другой акулы, вся стая набросится на своего товарища и разорвет его в клочья так же, как и неродственную жертву.

Акулы заслужили дурную известность своей невероятной прожорливостью и всеядностью. Хотя почти все виды акул предпочитают свежую, упитанную рыбу, они пожирают также кальмаров, тюленей, морских птиц, других акул, черепах, крабов, ома. ров, различные отбросы, людей, а однажды акулы сожрали даже какого-то ненормального слона, очутившегося в море. Дельфинами и иными существами, плавающими быстрее их самих, акулы лакомятся тогда, когда они покалечены или слишком молоды, чтобы защищаться. В желудках пойманных акул находили все что угодно: траву, деревянные ящики, жестянки, мешки с углем, череп коровы, свиной окорок, голову и передние ноги бульдога, конину и даже сломанный будильник.

Акулы проглатывают добычу, не тратя времени на ее разжевывание. Они могут сохранять пищу в желудке, не переваривая ее, в течение нескольких дней. В Австралии крупная тигровая акула спустя 8 дней после ее поимки отрыгнула человеческую руку, которая сохранилась настолько, что полиция смогла установить по татуировке личность человека, убийство которого наделало много шума.

В ночь на 28 ноября 1942 года у восточного побережья Южной Африки был торпедирован транспорт «Нова Скотиа». Погибла тысяча итальянских военнопленных, находившихся на борту, и многие из них нашли свою смерть в пасти акул, видно, совершивших свое гнусное дело в «голодном неистовстве». Как отмечается в отчете Дж. Л. Б. Смита (Университет Родса), «по-видимому, акулы предпочитали нападать на живых людей, а не довольствоваться изувеченными трупами».

И все же в одном наставлении, изданном в 1944 году американскими морскими властями, указывалось, что почти все рассказы об акулах-людоедах попросту выдуманы. Соответствующим образом обработанное, это забавное наставление появилось в одном популярном американском журнале в виде статьи под заголовком «Плевать нам на акулу». В том же году, когда была напечатана эта статья, одного американского пилота морской авиации, сбитого возле Гуадалканала, акула едва не съела заживо.

С 1917 по 1961 год во всем мире было совершено 560 нападений на людей; почти половина из них окончилась трагически. С тех пор как факты эти стали регистрироваться, было отмечено 78 случаев нападения акул на людей у восточного побережья США и на побережье Мексиканского залива, 26 из них — со смертельным исходом. Цифры эти весьма незначительны, если учесть, что купающихся, аквалангистов и т. п. — миллионы, однако они показывают, что акулы действительно опасны. Стюарт Спрингер, сотрудник американского Управления по охране рыбы и дичи, высказал предположение, что чаще всего на людей нападают «бродячие акулы», или «береговые бродяги», — акулы-одиночки, отделившиеся от основных скоплений своих сородичей и перебравшиеся на мелководье.

В. М. Копплсон, австралийский ученый, с 1919 года изучающий повадки акул, заявляет, что акула, однажды отведавшая человеческого мяса, возможно, приобретает вкус к нему. Изучая данные о температуре воды во время и в месте нападения, Копплсон отмечает, что в большинстве случаев акулы атаковали людей, когда температура моря была выше 20°С. Исходя из этого он заключает, что при более низких температурах акулы не нападают.

Однако, как указывает доктор Леонард П. Шульц (институт Смита), купальщики редко входят в воду, когда она холоднее указанной, а время нападения совпадает с купальным сезоном. Иными словами, не температура воды, а скопление купающихся обусловливает нападение акул. Шульц отмечает, что три ныряльщика у Калифорнийского побережья были атакованы акулами при температуре 12,8°. Он считает, что по мере появления облаченных в специальные костюмы аквалангистов во все более холодных водах диапазон температур и участков, где возможны нападения со стороны акул, будет увеличиваться.

Тем не менее опыты, производимые в аквариумах, показывают, что аппетит у акул действительно зависит от изменения температуры воды. Лимонные акулы, очутившиеся в неволе, ели все меньше и меньше, а потом и вовсе переставали принимать пищу, когда температура воды в резервуаре опускалась ниже 20°. Отдельные экземпляры акул совсем ничего не ели с середины декабря до середины февраля, пока вода не согревалась до 21,1° и температура ее больше не падала.

Любители и знатоки предлагали массу различного рода способов защиты человека от акул, в том числе проволочные сетки, трещотки, электрические и звуковые ограждения, яды и даже совместные налеты авиации и кораблей. У всех этих приемов есть одна общая черта — их бесполезность. Несмотря на заверения управляющих некоторых курортов и отелей, что завеса из пузырьков воздуха, поднимающихся из проколотых воздушных шлангов, «абсолютно непроницаема», исследования показали, что акулы, привыкнув к пузырькам, совершенно игнорируют их.

Единственным успешным способом охраны пляжей, разработанным до настоящего времени, является установка на отмелях тяжелых решеток параллельно берегу. Такое ограждение было впервые испытано у австралийского побережья в 1937 году во время нашествия акул и с 1952 года используется около Дурбана, в Южной Африке. С тех пор на защищенных африканских пляжах не произошло ни одного нападения акул, а близ огражденного австралийского побережья за последние 8 лет было отмечено лишь два нападения хищников.

Во время второй мировой войны вооруженные силы США разработали специальную программу для защиты потерпевших кораблекрушение или сбитых летчиков и сотворили некое зелье, получившее оптимистическое название «Истребитель акул». Большинство военачальников полагает, что величайшей ценностью этого средства было повышение боевого духа войск. По словам некоего ученого, одно название этого зелья оправдало «кучу денег, израсходованных на его изобретение». Этот репеллент не раз мешал одинокой акуле приблизиться к пловцу — он, по-видимому, отпугивает многих любопытных или кружащих рядом акул, если они плывут без компании и не охвачены «голодным неистовством». Однако австралийские ученые были потрясены, обнаружив, что некоторые виды акул «истребитель акул» не только не отпугивает, но пожирается ими в ту же минуту, как только попадает в воду. Исходя из изложенного, это лучше, чем ничего, но все же акульим репеллентам, как и самим акулам, доверять не следует.


ЧТО ДЕЛАТЬ ПРИ НАПАДЕНИИ АКУЛЫ

Существуют самые различные советы, как себя вести, оказавшись в воде в обществе акулы, но немногие из них надежны. Вы, вероятно, не такой уж знаток, чтобы определить, опасна ли разновидность акулы, к которой принадлежит ваш компаньон по заплыву. (Скорее всего, вы и не станете особенно пристально его разглядывать.) Поэтому самое лучшее — считать все виды акул опасными и выбираться из воды как можно скорее и в то же время спокойно.

Самое главное — не впасть в панику. Отплывайте от акулы быстро, но двигайтесь по возможности ритмичнее и плавнее. Издавна бытует мнение (часто внушаемое военнослужащим и гражданским лицам), будто акулу можно отпугнуть, изо всех сил колотя по воде ногами и руками. Экспертами установлено, что это то же самое, что позвонить в колокольчик, приглашая акулу к обеду. Пловец, яростно молотящий по воде, принимается акулой за подвергшуюся нападению или раненую рыбу, так что его легко может постигнуть печальная участь.

Если акула приблизится к вам, прежде чем вы успеете выбраться из воды, лучшее и, пожалуй, единственное средство спасения — это нападение на хищника. Атакуйте акулу и бейте ее по носу чем попало. Кулаки пускайте в ход в последнюю очередь: шершавая, как наждачная бумага, шкура может нанести вам кровоточащие ссадины, и тогда нападение неизбежно.

Никогда не теряйте надежды. Морской летчик, о котором шла речь, неоднократно подвергался атакам акул, находясь в воде близ Гуадалканала без одежды, в одном лишь спасательном жилете. Всякий раз, как на него налетала акула, он бил ее кулаками по носу и по глазам. Хотя летчик и был серьезно ранен во время схватки, ему все-таки удалось сохранить не только свою жизнь, но и конечности.

Чтобы уменьшить опасность нападения, Комиссия по изучению акул при Американском институте биологических наук разработала следующие рекомендации.

Никогда не купайтесь и не ныряйте в одиночку.

Не плавайте и не ныряйте вечером или ночью; большинство видов акул в это время наиболее активны и ищут пищу.

Если вы получили кровоточащую рану, выбирайтесь из воды. Немедленно уберите из воды загарпуненную рыбу.

Не опускайте руки или ноги в воду с плота или надувного матраса.

Избегайте надевать яркие или контрастные купальники и сверкающие украшения. Акулы чаще нападают на пловцов в ослепительно белых или ярких цветных купальных костюмах, а также на тех, у кого костюмы заметно отличаются от цвета кожи.

Никогда, да, именно никогда не дразните, не хватайте, не бейте гарпуном [Стр. 142. По устному сообщению О. Ф. Хлудовой, под Владивостоком один из охотников с подводным ружьем, решивший подстрелить крупную акулу, поплатился за это жизнью. На суше он наверняка не пошел бы на тигра с патронами, заряженными бекасинником.] и не пытайтесь оседлать хотя бы маленькую акулу. Вероятность нападения меньше, чем возможность удара молнии, однако шансы на него увеличиваются с головокружительной скоростью, если вы намеренно провоцируете акулу.


ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ АКУЛ-ЛЮДОЕДОВ

Не все акулы едят людей. Из 250 разновидностей акул лишь около дюжины было поймано с поличным. Но хищника не всегда возможно распознать, поэтому в перечне в любое время могут появиться и иные виды акул.

Самым кровожадным хищником-людоедом, по-видимому, пристрастившимся к человеческому мясу, по праву считается быстрая, мощная белая акула Carcharodon carcharias. Без сомнения, наиболее опасная, агрессивная и прожорливая из всех акул, эта тварь на своем счету имеет больше нападений на людей и на лодки, чем любая другая акула. Свое название она получила благодаря грязно-белому брюху; спина у нее сероватая, бурая или голубоватая. Крупнейший экземпляр, какой удалось поймать, достигал девятиметровой длины, но обычная ее длина — что-то около 3,6 метра. В июле 1916 года в США произошли нашумевшие на всю страну нападения акулы. За десять дней бродячая белая акула в 2,5 метра длиной убила возле Нью-Джерси четырех человек, в том числе мальчика; последнего она растерзала в реке Мэтаван-крик, в 37 километрах от океана.

 

 

Опасны также остроносая мако и бонито, Isurus oxyrinchus и I. glaucus. Они способны развивать большую скорость, чем белая акула. Пожалуй, это самые быстрые из всех акул. Достигая в длину до 3,6 метра и в весе — до полутонны, они имеют привычку при всей своей внушительной величине целиком выскакивать из воды. На синевато-серой или голубой спине у этих акул крупный спинной плавник, брюхо беловатое, а обводы тела напоминают сигару; хвост у них состоит из двух почти одинаковых половинок.

В крупнейшее семейство людоедов, по справедливости получившее название отпевал, входят тигровая, лимонная, голубая и полярная, или гренландская, акулы. У них наиболее типичная «акулья внешность» и хвост, у которого верхняя часть длиннее нижней. Подобно белым акулам и мако, они водятся во всех тропических и умеренных водах океана [Стр. 143. Полярная акула в тропических водах не встречается, но близкий к ней вид обитает в Средиземном море. В тропиках акула, пойманная на крючок, опасна даже на палубе — лучше не подходить близко к ее мощному хвосту. Полярная же акула, вытащенная тралом, ведет себя очень вяло, и с ней обращаются весьма бесцеремонно. В воде с этим глубоководным видом мало кто встречается. Однако один из матросов экспедиции Н. М. Книповича, сшибленный парусом в воду в Кольском заливе, стал жертвой полярных акул.].

Тигровая акула (Galeocerdo cuvieri) — самая прожорливая и наиболее распространенная представительница этого семейства. Нет, пожалуй, ничего такого, чего бы она не ела, начиная с отбросов и кончая людьми. «Тигровая» расцветка бывает лишь у малых акул, от полутора до двух метров, в виде темно-коричневых пятен и полос на сероватом фоне. Самая крупная тигровая акула, какую удалось поймать, была длиной около 5,5 метра, хотя в приключенческих книжках такие акулы запросто вырастают до 6—9 метров. Это самый распространенный в Карибском море вид акулы.

У лимонной акулы (Hypoprion brevirostris) желтоватое брюхо и два спинных плавника примерно одинаковой длины. Обитая лишь в прибрежных водах, они курсируют в бухтах, проливах, устьях рек от Нью-Джерси до Бразилии. У этих рыб, имеющих в длину около 3,4 метра, низменный и взбалмошный характер.

Стройная и красивая голубая акула (Prionace glauca) предпочитает открытый океан; ее страшатся моряки и клянут китобои. Ее изящное, грациозное тело, цвета индиго сверху, переходящего в белый цвет снизу, достигает 9 метров в рассказах досужих писателей и лишь 4 метров в действительности. Как и все ее родственницы, голубая акула, по-видимому, не ощущает значительной боли, даже когда тяжело ранена. Были случаи, когда серьезно раненые, даже изувеченные острыми пиками китобоев, акулы продолжали вырывать из тела кита куски мяса, пока на них самих не налетали и не пожирали их собственные сородичи. Одна голубая акула была выпотрошена и брошена обратно в море. Хищница тотчас кинулась на наживку, свои собственные внутренности, и снова попалась на крючок.

Самую необычную внешность из всех акул-людоедов имеет акула-молот (Sphyrna), Ее странная Т-образная голова напоминает расплющенную кувалду. У этой чудной рыбы ноздри на наружной, «ударной» части молота, а глаза — у передней кромки, близ ноздрей. Столь широко расставленные глаза увеличивают поле зрения хищника и позволяют точнее определять местонахождение источника запаха. Когда в воде появляется кровь, акула-молот зачастую первой появляется на сцене.

У сельдевой акулы, или морской лисицы (Alopias vulpes), необычна форма не головы, а хвоста. Верхняя часть его вытянута наподобие косы длиной с остальную часть тела, а то и больше. (У одной четырехметровой акулы на хвост приходилось более 2 метров.) Эти хищники, кружа вокруг стаи рыб, смыкают кольцо все теснее, не переставая молотить по воде своими крепкими, гибкими хвостами. Согнав перепуганных рыб в тесную кучку, морские лисицы набрасываются на добычу. Хищники оглушают свои жертвы гулким хлопаньем хвоста по воде или же ударами по их телу. Морские лисицы достигают 5,5 метра в длину, иногда они целиком выпрыгивают из воды.

Китовая акула и гигантская акула — крупнейшие океанские рыбы [Стр. 146. Крупнейшие хищные акулы, вымершие, вряд ли уступали современным мирным гигантам. В их раскрытой пасти могли стоя уместиться несколько человек, а зубы в «пилах», которыми были вооружены челюсти, достигали в длину 15 сантиметров. Судя по строению зубов, страшилища состояли в близком родстве с современной «белой смертью» (другое английское название белых акул). Они вымерли совсем недавно — найдены их зубы, еще не успевшие окаменеть. Пожалуй, только киты были подходящей добычей для подобных чудищ. Почему они вымерли — остается загадкой.]. Вы, наверно, полагаете, что это свирепые морские драконы. На самом же деле это мирные животные, питающиеся планктоном, настолько безобидные, что пловцы не раз оседлывали их. Однако были случаи, когда, выведенные из себя, они нападали на лодки; ко всему, огромная величина и сила этих акул делают их потенциально опасными.

Гигантская акула (Cetorninus maximus), крупнейшая из рыб, которые водятся в умеренных морях, достигает 14 метров в длину в действительности и 18 метров — в популярной литературе. Однако обычная длина этих толстотелых, короткорылых животных, у которых длинные жаберные щели, рассекающие их с боков, почти сходятся вместе на спине, — около 9 метров. Весной и летом серовато-бурые спины гигантских акул с высоко торчащими плавниками можно увидеть в открытом океане от Северной Каролины до Исландии и от побережья Калифорнии до Канады. Осенью они исчезают, чтобы выводить потомство, — куда именно, не знает никто; возможно, они мигрируют на глубины. Трудно поверить, что это громадное, послушное животное может по какой-то причине развивать такую скорость, чтобы его тело, весом в 4 тонны, полностью выскакивало из воды. И все-таки иногда это с ним случается. Подобное зрелище незабываемо. Взвившись ввысь, акула резко поворачивается в воздухе, и вся эта глыба шлепается на бок с таким оглушительным гулом, что он слышен за несколько миль вокруг.

Гигантская акула добывает себе пропитание тем, что медленно движется вперед, разинув огромную пасть. По мере того как вода попадает в жабры, мелкая рыбешка и планктон запутываются в «ворсинчатых матах», закрывающих жаберные щели. Эти гребневидные сита называются жаберными тычинками. Животному остается лишь глотать пищу, собирающуюся там.

Китовая акула (Rhineodon typus), в отличие от гигантской, обитающая в тропических водах, кормится таким же способом. Только пасть у китовой акулы находится не под коротким рылом, а спереди; так ей удобнее захватывать пищу. Плавные удары мощного хвоста толкают вперед жесткое тело акулы со скоростью 3,5—5,5 километра в час. Если бы эта громада двигалась быстрее, она бы только создавала впереди себя водоворот, вместо того чтобы процеживать ежечасно около полутора миллионов литров воды. Поневоле в эту самоходную пещеру попадает всякая всячина: и старые башмаки, бревна, и крупные рыбины, которые, преследуя мелкую рыбешку, сами заплывают в пасть акулы.

У китовых акул светлое, от белого до желтого, брюхо и бурая или зеленоватая спина, украшенная белыми или желтыми пятнами и узкими, неправильной формы полосами. По спине и по бокам у нее тянутся три характерные изогнутые складки. Эти грузные чудища настолько миролюбивы, что биологи обычно используют названные складки вместо поручней трапа, когда карабкаются «на борт» животного, чтобы обследовать его. Хотя неоднократно указывалось, что длина его достигает 18 метров и более, по данным американского Управления промыслового рыболовства, максимальный размер этого вида акулы — 14 метров. Вес китовой акулы обычно больше, чем гигантской, поэтому первая с большим правом может называться «крупнейшей рыбой из обитающих в океане».


СКАТЫ

Хотя сородичи акул — расплющенные, со зловещей внешностью скаты и орляки — и занесены в перечень опасных животных, в общем это безобидные, безвредные твари. У некоторых грозный, свирепый вид, иные могут уколоть, отравить или оглушить человека, но не было случая, чтобы кто-нибудь из них совершал неспровоцированные нападения на людей.

Наверняка любой из нас пулей выскочит из воды при виде мощной, тяжело вооруженной пилы-рыбы — этой особы со злобным взглядом, достигающей обычно длины около 5 метров [Стр. 147. К пиле-рыбе, вытащенной на борт, тоже нельзя относиться без должного почтения: одному из наших рыбаков эта рыба распорола живот.]. Ее хрящеватое рыло заканчивается длинной, плоской «пилой», зубья которой представляют собой увеличенные плакоидные чешуйки. У крупных экземпляров, размером до 6,6 метра, пила имеет в длину около 1,8 метра. Это существо с допотопной внешностью, врезавшись в косяк мелкой рыбешки, размахивает своим «мечом» из стороны в сторону, нанизывая жертвы на его зазубрины. Потом оно «счищает» добычу о дно и пожирает ее. Пила-рыба, обитающая на дне океана, своей пилой извлекает из грунта крабов, морских гребешков, морских ежей и прочие беспозвоночные деликатесы.

 

Пила-рыба.

 

Пила-рыба очертаниями тела похожа на акулу. Плывет она, работая хвостом. Но, поскольку жабры находятся у нее на нижней части тела, ученые относят ее к скатам. Большинство других разновидностей скатов более расплющены, а их грудные плавники расширились и превратились в «крылья», представляющие одно целое с головой и боками. Скаты и орляки напоминают скорее гигантских бабочек или летучих мышей, чем рыб. Особенно наглядно это сходство проявляется в их манере плыть. Края их плавников совершают плавные волнообразные движения, идущие от передней части «крыльев» назад. Вогнутые поверхности крыльев опираются о воду, и скат грациозными рывками скользит вперед. Когда хвостокол хочет двигаться быстрее, он машет крыльями и «летит» в воде. Орляки и манты всегда плавают именно таким образом, двигаясь наподобие летучей мыши, снятой в замедленном темпе.

Скаты пожертвовали высокой скоростью ради большей маневренности и формы тела, более удобной для придонной жизни. Многие из них с помощью «крыльев» выкапывают из ила и песка моллюсков, червей и других зарывающихся в грунт животных. Некоторые, охотясь за более активными животными, вроде креветок и крабов, набрасываются на добычу, накрывая ее наподобие живого одеяла. Рот у них как бы вымощен небольшими, как правило, притупленными зубами, которыми удобно дробить панцири моллюсков и ракообразных. Округлые электрические скаты, внезапно оторвавшись ото дна, набрасываются на рыбу и обхватывают ее крыльями. Скат мертвой хваткой вцепляется в добычу, сдавливая ее крыльями, рылом и хвостом.

Когда скат пластом лежит на грунте — отдыхая или поджидая в засаде свой обед, — он прижимается ртом к илистому дну. Если бы не два отверстия (так называемые брызгальца) в верхней части головы, животное вынуждено было бы заглатывать при вдохе вредные для жабер частицы. Вода, попадая в брызгальца, проходит по короткой трубке в горло и выбрасывается через жабры снизу. У акул бывает пять—семь пар открытых жаберных щелей, у скатов — всегда пять пар, сдвинутых на нижнюю часть тела в результате непомерного роста грудных плавников. Брызгальца — в сущности, те же жаберные щели, которые переместились после того, как хрящи, расположенные позади передних щелей, сдвинувшись вперед, стали составлять единое целое с челюстями.

Скатов, недвижно распростертых на грунте, чрезвычайно трудно обнаружить. Бледного цвета, без всяких узоров снизу, скат имеет темную спину, зачастую с узором, благодаря которому животное сливается с фоном грунта. Ко всему, скаты и некоторые виды орляков крыльями взбаламучивают воду, так что отложения, оседая, наполовину погребают их. Эти животные спят, укрывшись толстым одеялом донных осадков. Днем они поднимаются со своего илистого ложа и отправляются на поиски пищи.

 

Копуляция скатов.

 

Скаты и орляки водятся во всех частях света, однако, подобно акулам, большинство их обитает в тропических и субтропических водах. Существует всего около 400 видов скатов с размахом «крыльев» от нескольких дюймов у скатов южных морей до 6,7 метра у гигантской манты.

Электрические скаты бывают длиной от 0,3 до 1,8 метра и весом до 90 килограммов. Их округлые крылья слишком толсты и тяжелы, поэтому большинство их передвигаются медленно, работая лишь хвостом, похожим на акулий. В крыльях у них расположены две большие, имеющие форму боба «батареи», вес которых у 25-килограммового ската составляет целых 4 килограмма. Эти органы состоят из трубок с плоскими дискообразными ячейками, напоминающими пластины автомобильного аккумулятора и аналогично им действующими. Это модифицированные мышечные волокна, у которых необычайно сильно развита способность вырабатывать электричество, свойственная всем живым тканям. В процессе эволюции вместо того, чтобы производить сокращения мышц, эти клетки специализировались на вырабатывании электричества. Атлантический электрический скат-гигант Т. nobiliana может вырабатывать ток силой 50 ампер и напряжением 60 вольт, достаточный для того, чтобы убить крупную рыбу или сбить с ног взрослого человека.

Электрический разряд, представляющий собой, по существу, серию очень коротких импульсов, используется для отпугивания хищников вроде мелких акул и морских угрей. Это также превосходное средство, с помощью которого можно одолеть таких активных и быстроходных рыб, как лосось, камбала, сайда и треска. Ученые наблюдали, как метровый электрический скат набросился на полуметровую треску. В момент, когда скат прикоснулся «крыльями» к добыче, специальная аппаратура зарегистрировала сильный разряд.

 

 

Древние римляне оборачивали электрическими скатами ноги и клали их на головы людей, страдающих подагрой, хроническими головными болями и даже душевными болезнями. Говорят, что лечебное свойство этих рыб было открыто императором Тиберием, который во время купания наступил на электрического ската и обнаружил, что разряд облегчил подагрические боли. Таким образом, римляне, сами того не ведая, ввели в обиход электротерапию, которая спустя два тысячелетия нашла широкое применение в качестве «новейшего достижения» медицины.

Хвостоколы же обороняются с помощью яда, а не с помощью электричества. Колючие шипы на длинном, похожем на крысиный, хвосте этого животного содержат ядовитую ткань, которая зачастую отрывается и остается в ране. Шины эти бывают различных размеров: от шипа розы до кинжала. Хвостокол вонзает свои острые шипы в жертву, хлеща ее хвостом, словно бичом. Правда, это оружие не всегда эффективно. Не раз видали питающуюся скатами акулу-молот, у которой из головы, челюстей и тела торчало до полусотни шипов, по-видимому, не причинявших ей никакого беспокойства.

Люди не обладают такой выдержкой. Наступив на ядовитого ската, вы почувствуете мучительную боль, нередко она сопровождается появлением опухоли, воспалением, судорогами, а иногда даже гангреной и смертью в результате шока или сердечной недостаточности. Укол некоторых видов малых хвостоколов, как, например, круглого ската (Urolophus) с размахом крыльев 0,3 метра, столь же опасен, как и рана, нанесенная гораздо более крупным ромбокрылым хвостоколом (Dasyatis). Поэтому даже к самому маленькому хвостоколу надлежит относиться с должным почтением.

 

Размах крыльев этого изящного пятнистого фляка достигает почти 2,5 метра.

 

Орляки также вооружены одним или несколькими шипами, но эти шипы находятся в прилегающей к телу части хвоста, так что скат не может успешно орудовать ими. Обычно безобидные, эти мощные животные становятся неузнаваемыми, когда попадают на крючок или на гарпун. Один пятнистый орляк (Aetobatus nari-nari), с размахом крыльев всего 1,5 метра, к удивлению рыбаков, подцепивших его, буксировал некоторое время баркас длиной около 7 метров, в котором они находились. Иногда эти животные целиком выскакивают из воды; зрелые самки по одному производят своих детенышей на свет в то время, когда взлетают в воздух.

Почему они применяют такой необычный и эффектный способ, неизвестно, но, очевидно, он чем-то выгоден, поскольку используется также мобулой (Mobula hypostoma). Кроме того, беременные самки этого вида ската часто, попав на гарпун, взлетают в воздух и преждевременно выбрасывают своих эмбрионов. Старший брат мобулы, по виду похожий на летучую мышь манта, тоже выпрыгивает из воды, но не затем, чтобы разрешиться от бремени, а спасаясь от врагов либо паразитов или при испуге. Джон Оливер Ла Горе, член Национального Географического общества США, загарпунил весившую 1350 килограммов манту (М. birostris), которая неоднократно выпрыгивала из воды, всякий раз падая вниз с громом и плеском, напоминающим взрыв глубинной бомбы.

Крупных скатов из этого семейства в народе называют «дьявольской рыбой» — так же как и осьминогов. «Манта» по-испански обозначает «одеяло», но этот скат обязан своим прозвищем рогам-плавникам длиной 0,9—1,2 метра, торчащим вперед по обеим сторонам плоской головы. Несмотря на такое жуткое имя, зловещую внешность и гнусные качества, приписываемые ему авторами журнальных статей и кинофильмов, манта не хищное и не агрессивное животное. Самое крупное, что они едят, — это мелкая рыбешка. Манта не нападает на человека зря. Однако, если ее загарпунят «ради спортивного интереса», она в могучем порыве ярости может утащить под воду мелкое судно или разбить его в щепы мощными ударами грудных плавников. После того как спутники Ла Горса всадили в манту три гарпуна у Багамских островов, этот скат длиной около 7 метров боролся пять часов и несколько миль со скоростью моторной лодки тащил за собой бот такой же длины, в котором находилось 6 человек!


РЫБЫ-ПРИВИДЕНИЯ

Кроме акул и скатов, к типу хрящевых рыб относится еще один класс — похожие на домового химеры. У этих странных созданий конусообразное тело, гротескное по форме, но с яркой радужной окраской. Большинство из них имеет крупные глаза и длинный, как у крысы, хвост, которому они обязаны вторым названием — морские крысы. Как и скаты, они уже не используют для передвижения хвост, и потому он превратился в длинный, похожий на бечевку придаток. Химеры чаще всего встречаются в прохладных, глубоких слоях воды у континентальных склонов. Длиной они от 30 до 180 сантиметров, пищей им служат беспозвоночные обитатели дна. Плавают химеры, взмахивая веерообразными грудными плавниками.

 

Химера.

 

Отвратительные морские крысы — уцелевшие представители некогда многочисленной и разнообразной группы, отдельные экземпляры которой по сравнению с оставшимися видами были настоящими гигантами. Их родословная насчитывает 300 миллионов лет, восходя к золотой для хрящевых рыб поре. Некоторые палеонтологи выдвигали предположение, что количество и обилие разновидностей акул и их родственников в ту эпоху были столь же велики, как и число и разнообразие костистых рыб, обитающих в океане теперь. Однако 230 миллионов лет назад многие из этих акулообразных вымерли, возможно, вследствие излишней их специализации. Эволюционное же развитие костистых рыб продолжалось во все более широких масштабах.

Правда, акулы выжили. Около 150 миллионов лет тому назад начали появляться нынешние их виды. Количество их и «ассортимент» увеличились, и 50 миллионов лет назад возникли все ныне существующие семейства хрящевых рыб. С той поры они изменились незначительно. Уникальное решение проблемы выживания позволило акулам справиться с переменами климата моря, с изменениями в «снабжении» их пищей и соперничеством со стороны первобытных морских рептилий, множества костистых рыб и развитых в умственном отношении млекопитающих. Хотя они и не столь многочисленны и высоко развиты, как другие морские позвоночные, акулы существуют дольше и должны быть отнесены к наиболее приспособленным обитателям водной среды.




Предыдущая главаСодержаниеСледущая глава