Предыдущая главаСодержаниеСледущая глава

КАЛЬМАРЫ, ОСЬМИНОГИ И ПРОЧИЕ

 

И твари эти, говорят,
В неведомых глубинах спят.

Г. Миллер

«Трудно представить более ужасный образ, чем образ одного из этих огромных чудищ, парящих в океанских глубинах, еще более мрачных от чернильной жидкости, выпускаемой этими тварями в огромных количествах; стоит представить себе сотни чашеобразных присосков, которыми оснащены его щупальца, постоянно находящиеся в движении и готовые в любое мгновение вцепиться в кого и во что угодно... И в центре переплетения этих живых ловушек — бездонная пасть с огромным крючковатым клювом, готовым разорвать на части жертву, очутившуюся в щупальцах. При одной мысли об этом мороз подирает по коже».

Так описал английский моряк и писатель Фрэнк Т. Буллен самое крупное, самое быстрое и самое страшное из всех беспозвоночных планеты, гигантского кальмара Architeuthis princeps. Рядом с этим своеобразным животным, увековеченным в литературе под названием «могучий Кракен», грозные доисторические динозавры выглядели бы не страшнее отощавших бездомных кошек. На коротких бросках он развивает скорость, превышающую скорость большинства рыб. Размером он достигает среднего кашалота и вступает в смертельную схватку с этими левиафанами моря, вооруженными острыми зубами.

 

Гигантский кальмар.

 

Кажется невероятным, чтобы столь свирепые и активные хищники могли принадлежать к той же группе животных, что и неповоротливые, защищенные панцирем морские улитки и двустворчатые моллюски. И все же, несмотря на поразительные различия в привычках и внешности, те и другие обладают многими общими признаками, в том числе удивительно сходным анатомическим строением. Согласно всем этим признакам кальмары относятся к типу моллюсков, невероятно разнообразной группе животных, куда входит около 60 000 видов кальмаров, осьминогов, улиток, двустворчатых моллюсков, устриц, морских гребешков и других животных, снабженных раковиной. Слово «моллюск» латинского происхождения и в переводе обозначает «мягкий», поскольку тело моллюсков действительно мягкое. Оно не разделено на сегменты.

Все моллюски обладают мускулистым органом, называемым ногой, претерпевшим в процессе эволюции ряд видоизменений в зависимости от назначения. У кальмаров и осьминогов этот орган служит для передвижения и преобразован в щупальца. У некоторых планктонных улиток нога превратилась в два крыловидных «весла» для плавания. Двустворчатые моллюски используют ее как лопату для разрывания грунта и для перемещения. Улитки и хитоны прочно прикрепляют свою ногу к поверхности дна, а затем передвигаются с помощью ритмичных волнообразных движений, идущих от задней ноги животного к передней. Каждая «волна» перемещает животное на какую-то долю дюйма. Улитки таким способом передвигаются со скоростью 76 миллиметров в минуту.

Тело моллюска заключено в оболочку, называемую мантией. У кальмаров и осьминогов она имеет вид обтекаемого цилиндра, состоящего из прочных тканей. У улиток и прочих моллюсков, снабженных панцирем, она покрывает верхнюю часть и бока тела наподобие некоей просторной безрукавки и содержит клетки, которые выделяют вещество, образующее ее известковую раковину. Во всех случаях мантия образует полость, или камеру, где находятся сердце, печень, почки, желудок, жабры и органы размножения. Полость эта постоянно омывается водой, богатой кислородом.

Кальмары, осьминоги, улитки, хитоны оснащены похожим на язык приспособлением для скобления. Орган этот, называемый радулой, или теркой, состоит из множества острых роговых зубов, укрепленных в прочной, эластичной ленте. Он служит для того, чтобы соскабливать с камней водоросли, держать добычу и рвать на части пищу. Некоторые хищные брюхоногие моллюски и осьминоги с помощью этого органа просверливают отверстия в панцирях других моллюсков и ракообразных, целыми часами водя им по одному и тому же месту, пока не вскроют панцирь, после чего начинают пожирать добычу. У таких брюхоногих моллюсков, как устричный бурильщик и королевская улитка, радула расположена на конце эластичного вытянутого хоботка. Засунув ее в проделанное отверстие, хищник пожирает мягкие части устриц, двустворчатых и других моллюсков. Осьминоги в проделанное ими отверстие вводят парализующий яд, а также пищеварительные соки, разрушающие ткани. После этого хищник, прильнув к бреши своим небольшим ротовым отверстием, высасывает жертву. Осьминоги также «вылущивают» двустворчатых моллюсков, а брюхоногих вытаскивают из раковин своими мощными щупальцами.

 

Королевская улитка. Животное высунуло голову и высматривает, чем бы поживиться. На концах мясистых щупалец находятся глаза, между ними виден сифон.

 

Улитки бывают меньше булавочной головки и свыше 60 сантиметров в длину. Каждый вид по форме раковины отличается от прочих, и эти отличия обусловливаются образом и местом жизни. Меньший, или заостренный, конец — задняя и самая старая часть панциря, служившая обиталищем животного в его молодости. Улитки с возрастом увеличивают размеры своей раковины, формируя все более широкие и глубокие камеры, или завитки. У некоторых наиболее крупных видов панцирь за 18 дней увеличивается на целых 25 миллиметров и на два полных оборота.

Примитивные глаза, расположенные на щупальцах, могут лишь отличать свет от тьмы. Зато у брюхоногих моллюсков хороший «нюх», они превосходно реагируют на запах врагов и особей противоположного пола [Стр. 109. Брюхоногие моллюски в большинстве своем гермафродиты.]. Животное может вытягивать свои щупальца или усики, а при утрате этих органов — восстанавливать их вновь. Некоторые виды втягивают все свои незащищенные органы внутрь панциря и прочно закрывают отверстие роговой или известковой крышкой, расположенной на конце ноги. У иных панцирь мал для того, чтобы спрятать туда незащищенные части тела.

У некоторых брюхоногих моллюсков с края панциря выдается похожий на стамеску зуб, с помощью которого они вскрывают двустворчатых моллюсков, мидий и балянусов. Брюхоногие моллюски Naticas зарываются в ил и песок в поисках двустворчатых. Они обвиваются своей ногой вокруг жертвы, а потом просверливают в ней роковое отверстие. Nassarius fossatus туго затягивает ногу вокруг добычи, затем опрокидывается на спину, держа пищу высоко над поверхностью дна, чтобы другие хищные улитки, обладающие обонянием, не смогли обнаружить лакомый кусок.

Конусы и другие моллюски используют радулы для введения яда. Если живой Conus проколет вам кожу, то яд из его слюнной железы может вызвать быструю смерть. Насчет конусов, обитающих в Северной Америке, можно не беспокоиться, но отдельные их виды, которые водятся в тропических водах Индийского и Тихого океанов, чрезвычайно опасны.

Наиболее примитивные брюхоногие — моллюски «морское блюдечко» и «морское ухо» — соскабливают растительные организмы своими радулами или же поедают мертвые органические отложения. «Морские блюдечки» устраивают себе постоянные жилища, проделывая в камнях углубления, соответствующие форме их раковины. Овальная раковина «морского уха» похожа на кепку или на большое человеческое ухо. Если ногу этого моллюска разрезать на ломтики и хорошенько отбить, получится отменное кушанье. «Морские уши» водятся во многих частях света, но нигде они не достигают такой многочисленности и такого разнообразия, как на Тихоокеанском побережье США, особенно близ Калифорнии и Орегона. В штате Калифорния превосходно организована охрана моллюсков, изданы самые суровые законы в их защиту, однако «морских ушей» с каждым днем становится все меньше.

Одна из самых крупных морских улиток, обитающих в американских водах, прекрасная королевская улитка Strombus gigas, достигает в длину 30 сантиметров и весит около 2,5 килограмма. Иногда массивный панцирь этого морского стервятника становится домом не только для него самого, но и для маленькой рыбки размером чуть более 2 сантиметров. Гостья устраивается в мантийной полости моллюска. Королевские моллюски с их развевающимися «губами» оторочены ярко-розовым веществом, которое выделяется мантией. Это вещество нарастает слоями и вокруг частиц, попадающих под панцирь, превращаясь иногда в розовые жемчужины удивительной красоты, имеющие некоторую ценность. Из раковин вырезают камеи нежного розового цвета, однако для этой цели обычно используется белая и шоколадная оторочка шлемовидных моллюсков, потому что она не выцветает.


БЕСПАНЦИРНЫЕ И КРЫЛАТЫЕ МОЛЛЮСКИ

Не все улитки имеют раковины. У морских зайцев, отдельные виды которых представляют собой усеянную пятнами разноцветную студенистую массу размером с кулак и напоминают футбольный мяч, под слоем мяса обнаруживаются лишь зачатки тонкого панциря. Эти существа названы так потому, что формой тела смахивают на кролика, а две конические складки, или щупальца, похожи на уши косого. Питаются они главным образом растительными организмами, и некоторые экземпляры весят до 7 килограммов. Крупные морские зайцы, принадлежащие к роду Aplysia, когда их тревожат, ставят «дымовую завесу» из безвредной жидкости цвета клюквенного сока; другие при нападении врага выпускают облако серной кислоты.

Голожаберные моллюски вовсе не имеют панциря. Одни из наиболее пестро раскрашенных морских животных, они напоминают слоевища морских водорослей, стелющихся по дну, или плоских червей с пучками ярко расцвеченных перьев на спине. Эти перья — не что иное, как жабры, с помощью которых животные дышат, а если их расправить, они подчас напоминают крохотный сад, усаженный экзотическими цветами. Губки и питающиеся морскими водорослями моллюски нередко в целях маскировки принимают такую же форму и окраску, как и водоросли, служащие им кормом. Некоторые прожорливые плотоядные виды пожирают своих меньших братьев, анемон с их ядовитыми щупальцами и откусывают у гидроидов их жалящие головы (которые скоро отрастают вновь). Эти моллюски не только выработали способ нейтрализации разрядов стрекательных клеток кишечнополостных, но некоторые их виды научились накапливать поглощенное «огнестрельное оружие» в жабрах и использовать его против врагов. Голодная рыба, проглотившая такого моллюска, тотчас отрыгает его назад, а потом трясет головой, словно испытала крайне неприятное чувство. Для такого рода животных, причиняющих вред, — как сухопутных, так и морских — обычно характерна яркая, бросающаяся в глаза окраска, предостерегающая возможных хищников от нападения.

Удивительный голубой с пурпуром моллюск Janthina janthina подвешивается «вверх ногами» к поплавку из пузырьков, стенки которых изготовляются из слизи, выделяемой самим животным. Затвердев, они превращаются в прозрачное, напоминающее целлулоид вещество, проколоть которое удивительно трудно. Поплавок прекрасно держит на плаву мягкую раковину янтины. На своем плоту это пестрое существо, обитающее почти во всех теплых морях, удаляется далеко от берегов. Одним из излюбленных кушаний янтины является «парусник» Velella, однако моллюск усыпляет свою жертву пурпурной жидкостью, выпускаемой в воду, прежде чем объесть ее ядовитые щупальца.

 

Пурпурный моллюск янтина, подвесившийся «вверх ногами» к поплавку, изготовленному им самим из пузырьков.

 

В открытом море кроме янтины можно встретить мириады своеобразных маленьких «крылатых» улиток, известных под названием «птероподы» и «гетероподы», или морских бабочек. Концы их крохотных ног вытянуты в виде двух тоненьких весел или крылообразных складок. Взмахивая этими «крыльями», они могут плыть в горизонтальном направлении или по широкой спирали подниматься вверх. Но даже находясь на одном месте, они вынуждены постоянно махать своими «крыльями», чтобы оставаться на плаву.

Редко достигая больше 13 миллиметров в длину, некоторые птероподы имеют прозрачную, тонкую как бумага раковину, другие же вовсе ничем не защищены. Их раковина представляет собой или стройный, с ровными сторонами конус, или приплюснутую спираль. «Крылья» выходят из открытого конца. Птероподы в астрономических количествах перемещаются вместе с планктоном в умеренных и тропических морях. За минувшие миллионы лет множество этих организмов, так же как диатомей и простейших, погибло и упало на дно океана. Обширные участки океанского ложа покрыты слоем ила, отличительным признаком которого служат останки птеропод. Называемый птероподовым илом, он имеет окраску от белой до светло-коричневой с красноватым, розовым или желтым оттенками.


ТОПОРОНОГИЕ

Вместо цельной раковины, как у улиток, устрицы, мидии, морские гребешки и другие двустворчатые моллюски защищены скорлупой, состоящей из двух створок, скрепленных с помощью эластичного соединения (замка). Для того чтобы сжать створки и держать раковину закрытой, нужно постоянное мускульное усилие. Когда мускулы не напряжены или ослаблены в результате контрусилия, производимого морской звездой, створки открываются.

Нельзя найти и двух видов в этом весьма съедобном классе моллюсков, которые имели бы совершенно одинаковые раковины. Так же как и раковины у улиток, они видоизменились в результате естественного отбора таким образом, чтобы соответствовать конкретным привычкам и образу жизни обладателя раковины. Удачная приспособленность к среде освободила этих моллюсков от необходимости сильно изменяться, и, изучая окаменевшие ископаемые, можно сделать вывод, что эти существа выглядят сегодня так же, как и их предки, существовавшие много сотен миллионов лет назад.

Мидии прикрепляются к каменистому дну с помощью прочных нитей, выделяемых ногой. Устрицы прикрепляют свою раковину к твердой почве цементом, морские гребешки лежат на гравийных или песчаных банках. Другие двустворчатые моллюски плавают, передвигаются по океанскому ложу, зарываются в ил, песок, твердую глину, буравят дерево и даже камень.

Не имея радулы, эти животные питаются тем, что извлекают микроскопические частицы пищи, находящейся в воде, которая входит и выходит через две трубки, или сифоны, расположенные в задней части раковины. Благодаря движению ресничек попадающая в раковину вода проходит мимо листовидных жабер. Слизистые тяжи, также приводимые в движение с помощью ресничек, вылавливают из воды частицы пищи и подают ее к ротовому отверстию. Сильное, состоящее из трех полостей сердце прокачивает голубую, красную или бесцветную кровь через жабры, где она поглощает свежий кислород. Вода, бедная кислородом, непереваренные остатки пищи и отходы выводятся через один из сифонов. Устрица за час перекачивает и фильтрует до 30 литров воды.

У моллюсков, не зарывающихся в грунт, сифоны обычно незаметны. У зарывающихся они выходят наружу через отверстие между створками и по-английски обычно называются шейкой.

Мидии, устрицы, морские гребешки и другие двустворчатые моллюски принадлежат к классу моллюсков, называемому Pelecypoda, что означает «топороногие». Если чуть напрячь воображение, то нога, высунутая из двух створок наподобие языка, зажатого губами, напомнит вам лезвие топора. Она выталкивается из передней части раковины, когда животное накачивает кровь в сплетение внутренних полостей. Когда кровь отливает оттуда, а также благодаря мускульному усилию, нога сокращается. Двустворчатый моллюск «складной нож» может передвигаться по поверхности дна, делая прыжки длиной в 30, а то и 60 сантиметров, быстро растягивая и сокращая мышцы ноги. Но обычный способ передвижения моллюска заключается в следующем; животное вытягивает ногу как можно дальше вперед, а потом подтягивает туда остальную часть тела.

У устриц, которые прикрепляются ко дну наружной частью одной из створок, способ размножения весьма своеобразен. Никогда не являясь до конца мужской или женской особью, они в течение своей жизни неоднократно меняют пол. Половые продукты, извергаемые ими в море, соединяются лишь по воле случая. Одна устрица во время нереста может произвести от 15 до 115 миллионов яиц. Если бы все из них выживали, то несколько дюжин устриц спустя некоторое время дали бы потомство, достаточное для того, чтобы накормить все население земного шара.

Устрицы наиболее многочисленны в закрытых бухтах, заливах и устьях рек, где соленость моря уменьшается благодаря притоку пресной воды. С точки зрения питательной ценности эти моллюски полезнее, пожалуй, любого другого продукта. И сырые, и вареные, они содержат необходимые витамины и минеральные соли, чрезвычайно питательные протеины и крахмал в легко усваиваемой форме. Но если устрицы профильтровывали воду, загрязненную человеческими экскрементами, они могут послужить причиной заражения инфекционным гепатитом — вирусным заболеванием печени, которое приковывает пострадавшего к постели на 8—12 недель.

Если вы полагаете, что устриц можно есть лишь в месяцы, в названии которых содержится буква «р» (с сентября по апрель), то вы будете удивлены, узнав, что в Соединенных Штатах особенно ценятся устрицы, вылавливаемые в мае и июне. Идея насчет «р»-месяцев пришла в Штаты из Европы, где устрицы продаются в сыром виде и без раковины. До появления современных холодильников они, естественно, лучше всего сохранялись в прохладные месяцы, то есть в «р»-месяцы. Кроме того, молодь европейских видов этого моллюска проклевывается и формирует крохотную раковину, прежде чем выйти из родительской мантии, вследствие чего некоторые взрослые особи в летние месяцы неприятно хрустят на зубах. «Р»-идея объясняется еще и тем фактом, что летом в некоторых водах появляется множество ядовитых бактерий и простейших. Устрицы или двустворчатые, питавшиеся такими организмами, могут вызвать паралич нервной системы, поэтому употреблять их в пищу — все равно, что глотать стрихнин.

В летнее время калифорнийская мидия Mytilus californianus, как и некоторые виды двустворчатых моллюсков, обитающие у западного побережья Америки, питаются ядовитой диатомеей Gonyaulax. Яд скапливается в печени моллюсков, и те, кто их ест, получают отравление парализующим ядом. Поэтому не следует есть мидий, обитающих у открытого побережья Тихого океана, летом и в начале осени. Устрицы, небольшие клиновидные мидии М. edulis и двустворчатые моллюски, обитающие в защищенных прибрежных водах, не подвергаются заражению и могут употребляться в пищу круглый год.

 

 

Мидии растут вплотную друг к другу на банках, где водятся также морские звезды, занимающиеся мародерством, моллюски-бурильщики, балянусы, разноцветные черви, плоские маленькие крабы, приземистые изоподы, губки-«инкрустации» и множество других животных. Пространство под раковинами мидий и между ними служит убежищем для этих существ, а также своего рода помойкой, куда падают пищевые отбросы, которыми многие из них кормятся. Так, на 65 квадратных сантиметрах одного «угодья», расположенного у Тихоокеанского побережья Соединенных Штатов, было обнаружено 4711 животных, причем моллюсков насчитали всего 625 штук.

Другие двустворчатые более активны, чем мидии или устрицы. Зарывающиеся в грунт моллюски закапываются с помощью острого конца ноги. Конец этот расширяется и служит как бы якорем. Затем путем сокращения мускула остальная часть моллюска подтягивается к его ноге, и он погружается в ил или песок вниз головой. Двустворчатый моллюск-бритва Siliqua patula закапывается, орудуя своей тонкой, длиной 15 сантиметров раковиной, менее чем за 7 секунд.

Зарывающиеся и буравящие моллюски прячутся целиком, оставляя снаружи лишь заднюю часть вместе с сифонами. У двустворчатых моллюсков с тонкой раковиной сифоны обычно бывают длиннее, эти моллюски более активны и зарываются глубже и быстрее, чем моллюски с прочной раковиной. Моллюск с прочной раковиной Venus mercenaria, встречающийся вдоль восточного побережья Америки от Новой Англии до Техаса, называется «куахог» в Новой Англии и «шейка» — в южных районах. «Куахог» — старинное индийское название моллюска; мелкие его экземпляры известны под названием «вишневая косточка». Моллюска с тонкой раковиной Муа arenaria, или «длинную шейку», жители Новой Англии считают единственным «настоящим» двустворчатым моллюском. Он в основном водится севернее мыса Код. Чрезвычайно неприхотливое существо, этот моллюск встречается даже в Северном Ледовитом океане; моржи и тюлени считают его лакомым кусочком.

Двустворчатые моллюски Рапоре generosa весом до 5,4 килограмма и длиной 20 сантиметров водятся возле Тихоокеанского побережья Америки. Но они ничто по сравнению с обитающей в Индийском и Тихом океанах тридакной Tridacna gigas, вес которой достигает 230 килограммов, а ширина около 1 метра. Тридакна лежит в своей раковине «вверх ногами»; на краю ее яркой мантии растут водоросли [Стр. 118. По-видимому, речь идет об одноклеточных водорослях-симбионтах, живущих в покровных тканях тридакны. Предположение о том, что в трудных случаях тридакна использует их в пищу, не подтвердились.], которыми моллюск иногда питается. В одном экземпляре, выловленном неподалеку от Филиппин, была обнаружена жемчужина весом 6,3 килограмма. Т. gigas и есть тот самый пресловутый моллюск-«людоед», который ловит столь многих аквалангистов, ведущих теле- и киносъемки. На самом же деле каннибальские привычки этому моллюску не свойственны, и достоверных случаев, когда люди оказывались схваченными им, не зарегистрировано.

«Корабельные черви» на самом деле не черви, а двустворчатые моллюски, имеющие длинные червеобразные сифоны и маленькую раковину, достаточно острую, чтобы сверлить ею дерево. С 1917 по 1920 год этими животными под названием Teredo navalis была разрушена большая часть свай в бухте Сан-Франциско, вследствие чего много причалов рухнуло, а склады и груженые товарные вагоны опрокинулись в воду. Живущий в гавани Лос-Анджелес моллюск-бурильщик Rholadidae penita просверливает отверстия в настолько прочном камне и бетоне, что для того, чтобы добраться до проделанного им хода, нужно пустить в ход кувалду.

Некоторые двустворчатые моллюски, как, например, Lima deniscens, плавают с помощью примитивного водометного устройства. Таким же образом передвигаются и морские гребешки, самые подвижные и активные из пелеципод. Стоит им заметить приближающегося осьминога или морскую звезду, как они начинают быстро хлопать своими створками, при этом из открытого снизу края раковины вырывается струя воды и морской гребешок передвигается замком вперед. Морские гребешки могут плыть и вперед (в ту сторону, где находится у них нижний край), выбрасывая воду сквозь отверстия по обеим сторонам замка. В том и другом случае животное перемещается неровно, рывками. От тихоходной морской звезды таким способом они могут спастись, но от энергичного осьминога спасения нет.

Морские гребешки обнаруживают врагов с помощью особого органа — бахромы из пунцовых, длиной с палец, щупалец. Они высовываются между створок и способны осязать, обонять и отличать свет от темноты. Морские гребешки открывают и закрывают свои гофрированные створки с помощью одного большого мускула. (У устриц имеется один такой мускул, а у мидий и других двустворчатых — два.) В Соединенных Штатах едят только большие мускулы морских гребешков, а остальное мясо выбрасывают. Жители же европейских и других стран находят, что это расточительство, и вполне справедливо. Они употребляют в пищу все мясо морского гребешка и считают, что это очень вкусный и питательный продукт.


ГОЛОВОНОГИЕ

Хотя мы и считаем водометные движители новейшим достижением техники, моллюски используют этот метод передвижения сотни миллионов лет. Непревзойденными мастерами подводного передвижения с помощью водометов являются кальмары, осьминоги и их знаменитый сородич многокамерный «наутилус».

Гигантские нервы приводят в действие мощные мышцы, расположенные в торпедообразной мантии кальмара, заставляя их то растягиваться, то сокращаться. Они работают, как насос, накачивая и с силой выбрасывая воду из полости, в которой имеется пара перьевидных жабер. Вода входит через щели по обеим сторонам шеи, течет назад сквозь жабры, затем идет вперед и выбрасывается наружу через воронку, расположенную там, где у нас находится «адамово яблоко». Будучи встревожены или возбуждены, кальмары быстро сокращают мышцы, при этом из воронки вылетает мощная струя, а животное получает толчок в обратном направлении и развивает удивительно высокую скорость. Обычно воронка смотрит вперед, так что животное несется как бы «кормой» вперед. Кальмар может передвигаться и передним ходом. Однако максимальной скорости он достигает тогда, когда рассекает воду своим стреловидным хвостом, а змеевидные щупальца волочатся сзади, принимая обтекаемую форму.

Быстро поворачивая воронку то в одну, то в другую сторону, кальмары носятся взад и вперед среди косяков сельди, макрели и другой рыбы, засовывая одну жертву за другой в свою дьявольскую пасть. Зачастую, лишь вырвав кусок из тела несчастной жертвы, кальмар набрасывается на другую. Нередко стаи этих хищных, кровожадных моллюсков, драчливых и склонных к каннибализму, устраивают настоящие побоища, уничтожая свои жертвы без всякой видимой нужды. Недаром Мишле назвал кальмара «ненасытным кошмаром моря».

Беспечно плавая головой вперед или «паря» в воде, кальмар медленно взмахивает двумя треугольными или лопастеобразными плавниками, расположенными в задней части тела. Во время молниеносных бросков хвостом вперед плавники служат лишь стабилизаторами и рулями. Некоторые мелкие виды кальмаров развивают достаточную скорость, чтобы выскочить из воды и с помощью своих плавников совершить планирующий полет, как это делают летучие рыбы. Члены экипажа «Кон-Тики», пересекшего Тихий океан, сообщали, что в тропических водах небольшие стаи кальмаров пролетали над плотом на высоте 1—1,5 метра, совершая прыжки до 15 метров длиной.

Не имеющие столь обтекаемой формы шишкообразные мешковидные осьминоги — пловцы не столь искусные. Нерегулярно выбрасывая струи воды, эти животные плавают рывками и довольно неуклюже. Некоторые виды осьминогов всю жизнь плавают в толще воды на средних глубинах, но большинство их довольствуется тем, что семенит по дну океана, перебирая своими щупальцами.

Гигантские нервы (у некоторых экземпляров они толщиной со спичку) позволяют кальмарам оценить обстановку и действовать много быстрее других беспозвоночных. [Стр. 120. 1. Объясняется это тем, что возбуждение проводится по таким нервам с повышенной скоростью. Сама же оценка обстановки и подача приказов к действию производится в хорошо развитом мозговом ганглии.] Чувственные впечатления передаются в мозг, а моторные импульсы вырабатываются в нем в 220 раз быстрее сигналов, проходящих по нервной системе медузы. Опытным путем было установлено, что кальмары обладают способностью обучаться и использовать полученные сведения. Они в состоянии ассоциировать одно событие с другим и запоминать значение ассоциаций.

Большой мозг кальмара оснащен управляющими центрами, координирующими действия клубка усеянных присосками щупалец, похожих на питонов, в процессе осязания, схватывания, ползания и совокупления. Принято считать, что эти «руки» образовались от «ноги», когда она в процессе эволюции переместилась вперед и превратилась в окружающее голову кольцо щупалец. [2. И щупальца, и воронка головоногих во время их зародышевого развития возникают из участков, которые у других моллюсков становятся ногой.] Вот почему этот класс моллюсков получил название Cephalopoda, или головоногие. Однако некоторые современные биологи полагают, что эти грозные «руки» выросли прямо из головы.

Осьминоги, как указывает их название, имеют восемь щупалец, утоньшающихся к концу и соединенных у основания как бы перепонкой. Их концы почти постоянно находятся в движении: то свиваются, то развиваются. Страшные «руки» этого животного оснащены двойным рядом удивительно цепких присосок.

Осьминоги предпочитают избегать людей, а не нападать на них, однако были случаи, когда крупные экземпляры хватали под водой ныряльщиков и держали в своих объятиях до тех пор, пока те не погибали. Кроме восьми «рук», у кальмаров имеется два особенно длинных щупальца, каких нет ни у одного другого представителя царства животных. Эти эластичные члены гигантского кальмара могут растягиваться до 10 метров и более, что равно высоте трехэтажного дома, и мгновенно сокращаться настолько, что их не разглядеть среди остальных «рук». Концы этих живых канатов приплющены и напоминают как бы раскрытые ладони. Щупальца снабжены укрепленными на ножках присосками с твердыми, усеянными частыми зубьями краями; на этих «ладонях» присоски особенно многочисленны. А на некоторых «руках» у этих дьявольских созданий имеются вдобавок острые крючки, которые могут втягиваться и выпускаться наподобие кошачьих когтей.

Когда 25 марта 1941 года в Атлантическом океане был потоплен английский транспорт «Британия», один из уцелевших, цеплявшийся за спасательный плот, почувствовал, как кто-то схватил его за ногу. И на глазах дюжины его товарищей, беспомощно наблюдавших это ужасное зрелище, огромный кальмар обвил своими щупальцами кричавшего страшным криком моряка и увлек его в пучину.

Можно лишь надеяться, что несчастный захлебнулся раньше, чем попал в дьявольские челюсти, спрятанные среди «рук». Имеющие форму перевернутого клюва попугая (у некоторых экземпляров они величиной с человеческую голову), эти роговые челюсти могут мигом разорвать в клочки гигантского тунца. Безобразную голову кальмара, оснащенную клювом, Буллен назвал «ужаснейшим зрелищем, которое можно увидеть лишь в горячечном бреду».

Осьминоги пускают свои клювы в ход, когда дерутся между собой, однако не так часто и не с такой свирепостью, как кальмары. При встрече с любой из этих тварей следует быть осторожным, так как укусы их ядовиты. Однажды австралийский ныряльщик, ловец жемчуга, игравший с маленьким осьминогом, который ползал у него по плечам и по рукам, был укушен сзади в шею и спустя три часа умер.

Головоногие отлично видят свои жертвы и своих врагов. Чрезвычайно развитые глаза (у гигантских кальмаров они бывают размером с футбольный мяч) создают неприятное впечатление, словно за вами следят. Никто не знает, что именно они видят, но теоретически у необычных глаз, которыми наделены кальмары и осьминоги, поле четкого зрения шире, чем у человеческого глаза.

Хорошее зрение, быстрая реакция и значительная скорость не спасают их, однако, от различных рыб, морских птиц, тюленей и китов. Косяки трески производят значительные опустошения среди мелких кальмаров, двигающихся ровными рядами, словно отряды солдат. Кальмары — излюбленная пища кашалота. Этот подвижный гигант, чтобы пообедать кальмарами, ныряет на глубину до 900 метров. Известны случаи, когда кашалот целиком заглатывал кальмаров длиной 10 метров и весом 180 килограммов.

Грозой осьминогов является свирепая мурена и морской угорь. Они ищут жертвы, засовывая свою змеиную голову с пастью, усеянной зубами, в пещеры и расселины, где могут скрываться осьминоги. Если осьминог слишком велик, чтобы проглотить его целиком, мурена отрывает ему щупальца, обвившись вокруг них своим длинным телом. Каракатицу эти рыбы съедают, пожирая одно щупальце за другим, но если ей удастся спастись от хищника, то утраченные члены могут вырасти у животного заново.

Человек ежегодно вылавливает около миллиона тонн осьминогов и кальмаров. В Испании каракатицы — национальное блюдо, а осьминог с начинкой да еще с шоколадной приправой — превосходнейший деликатес. Древние римляне запекали осьминогов целиком, начиняя ими огромные пироги, приправленные пряностями. Итальянцы жарят кальмаров в оливковом масле и едят сэндвичи с мясом жареных осьминогов. Португальцы готовят их в их собственном соку, то бишь в «чернилах». В других районах Средиземноморья детеныши осьминогов подаются в горячем виде на вилках, как в Америке — сосиски. Японцы считают эпикурейским лакомством глаза осьминога, а сырое мясо с удовольствием едят в качестве легкой закуски. Холодный салат с осьминогом имеет редкостный, тонкий аромат, а те, кто никогда не пробовал хорошенько отбитое и приготовленное надлежащим образом мясо кальмара, потеряли возможность отведать вкусное, недорогое блюдо.

Кроме скорости, головоногие имеют в своем арсенале пару своеобразных способов избежать обеденного стола и защититься от мурен и других врагов. Широко известна их привычка выпускать облако темных чернил. Вырабатываемая особой железой, эта жидкость выбрасывается из воронки. Когда осьминог или кальмар кидается в сторону, чернильное пятно остается на прежнем месте, вводя врага в заблуждение. Если же чернила выпущены неподвижным животным, они выполняют роль «дымовой завесы». Каракатицы, живущие в вечном мраке глубин, извергают яркое светящееся облако, приводящее нападающего в такое же замешательство, что и внезапно возникшее в залитой светом воде темное облако.

Кроме того, головоногие «исчезают», то есть сливаются с окружающей средой, в мгновение ока меняя расцветку и рисунок кожного покрова. Ни одно существо во всем мире животных не может сравниться с ними по скорости и «репертуару» маскировки. Хамелеон по сравнению с ними слишком медлителен, а воображение его чересчур бедно. Sepia officinalis, приземистая, обитающая на дне каракатица, носит светлую пятнистую сорочку, лежа на песчаном грунте, но, проплывая над темными камнями и светлым ракушечником, набрасывает на себя «накидку» с резко контрастирующими черными и белыми пятнами.

Вся поверхность тела у них покрыта крохотными, прозрачными мешочками, содержащими разноцветные пигменты. Когда мышцы, соединенные со стенками мешочков, расслаблены, каждый из них уменьшается до размеров булавочного острия, и тогда тело осьминога бесцветно. При сокращении мускулов стенки мешочков выворачиваются наружу, и каждый из них принимает очертания звезды, имеющей определенный цвет. Эти эластичные мешочки с красками расположены в коже слоями, например, сначала идет желтый, потом красный, затем голубой слой. Комбинируя краски, находящиеся в различных слоях, открывая одни мешочки и закрывая другие, животное может получать самые разнообразные сочетания цветов и оттенков.

Перепугавшись, осьминог сокращает все свои мешочки и становится мертвенно-бледным. Будучи рассержены или возбуждены убийством своей жертвы, многие кальмары и осьминоги заливаются красновато-бурой краской. Прикоснитесь к кальмару или напугайте его (выбрав для этого экземпляр поменьше), и вы увидите, что он приобрел бледный, водянистый цвет. Стоит потревожить каракатицу S. officinalis, и по ее бесцветному телу пойдут черные полосы, а вслед за ними начнут быстро появляться и исчезать черные пятна.

Самец этого вида во время ухаживания покрывается пурпурными и белыми полосами. Увидев такой узор, самка, готовая к спариванию, остается неподвижной и ждет. Самец вводит особым образом модифицированное и увеличенное щупальце в полость мантии. С помощью этого щупальца самец помещает туда сперму, завернутую в мелкие пакетики. Пакетики разворачиваются, и освобожденная сперма оплодотворяет яйца, выходящие затем через воронку наружу. Самцы аргонавтов (вид осьминога) оставляют у самки в мантийной полости копулятивное щупальце целиком и затем регенерируют новое. Впервые обнаружив его в полости, ученые решили, что щупальце — неизвестная разновидность паразитического червя, которому они дали название Hectocotylus.

Самки осьминогов откладывают от нескольких дюжин до 45 000 яиц, а затем добросовестно присматривают за ними. Они отгоняют от них мелких животных и различные посторонние частицы, постоянно поводя над кладкой своими усеянными присосками щупальцами, действующими наподобие пылесоса, и поливая ее струями воды. Мамаши-кальмарихи свободны от таких хлопот: яйца кальмаров покрыты защитной студенистой массой и несъедобны. Кальмарята, выклюнувшиеся из яиц, имеют свирепый вид, это точные копии своих родителей размером с канцелярскую кнопку. Те из них, кому удается уцелеть, превращаются во взрослых особей всех размеров — от 2,5 сантиметра до 17 метров, а иногда и более. Наиболее распространенный вид кальмара, Loligo, достигает полуметра.

Кальмары носятся по морям на всех широтах [Стр. 124. В полярных зонах их нет.] от поверхности до глубины более 3300 метров. По подсчетам некоторых зоологов общий их вес превышает вес двух любых других существ, обитающих на суше или в море. Может быть, это и преувеличение, но в Мировом океане и в самом деле существует невероятное количество этих кошмарных моллюсков.

Самым крупным экземпляром кальмара был Architeuthis princeps, выброшенный на отмель в Новой Зеландии в 1888 году. Этот гигант достигал в длину 17 метров, причем более 10 метров приходилось на долю щупалец. Подобные чудовища редко появляются на поверхности, и некоторые зоологи полагают, что в глубинах скрываются еще более крупные виды кальмаров. Поговаривают, что там водятся чудища длиной 23 метра и с щупальцами в 15 метров. Один пойманный китобоями кит, который, по-видимому, был болен, отрыгнул два щупальца кальмара, каждое по 13 метров длиной. Специалисты по головоногим предполагают, что щупальца эти принадлежали исполину весом в 3900 килограммов и длиной 20 метров. 15-метровый кальмар оставляет на шкуре кашалота следы от присосок диаметром 10 сантиметров, имеющие форму колпачка пивной бутылки. У некоторых же пойманных китов были обнаружены рубцы от присосок диаметром 46 сантиметров. Не были ли они нанесены могучими «Кракенами» длиной 60 метров, которые скрываются в не исследованной никем бездне?

Осьминоги по сравнению с такими великанами малы. 50-килограммовый экземпляр со щупальцами длиной 8,5 метра сошел бы за осьминожьего Гаргантюа. Сравнивать их характеры — все равно что сравнивать тигра с котенком. Кальмары нападают на все что угодно, даже на неодушевленные предметы и других кальмаров. Что же касается осьминогов, то, хотя они наряду со скатами-манта, похожими на летучих мышей, и получили прозвище «дьявольские», в действительности это робкие, застенчивые животные. Однако следует иметь в виду, что крупные экземпляры осьминогов не слишком застенчивы.

 

Осьминог обыкновенный.

 

Кальмары, осьминоги и прочие моллюски произошли от похожих на «морское блюдечко» существ, ползавших по морскому дну еще 500 миллионов лет назад. Примитивные головоногие положили начало двум ветвям потомков. Представители одной ветви сохранили внешнюю раковину. Из них до нашего времени дожили всего три вида жемчужного, или многокамерного, наутилуса. Увековеченное в стихотворении Оливера Уэнделла Холмса «Многокамерный наутилус», это животное водится возле рифов в юго-западной части Тихого океана и встречается на глубинах до 600 метров. У него около девяноста лишенных присосок щупалец, которые выходят из открытого конца изящной, живописно украшенной раковины, туго закрученной наподобие бараньего рога. Животное обитает в самом просторном и самом новом из своих 33—36 чертогов. Оно имеет клюв попугая, может передвигаться с помощью «водометного устройства», но у него нет ни чернильного мешка, ни развитых глаз. Незанятые «отсеки» панциря заполнены газом, который поддерживает животное на плаву.

У представителей второй ветви раковина врастала в тело и при этом постепенно уменьшалась. Так, у каракатиц, например у Sepia, этот внешний скелет превратился в известковую пластинку, или «морскую пенку», которая широко используется для подкармливания птиц в клетках. У кальмаров остался лишь тонкий внутренний панцирь, пластинка из материала, похожего на рог. Скелет осьминога представляет собой всего лишь два рудиментарных твердых элемента, к которым прикреплены мускулы.

Утрата раковины играла решающую роль в успешном развитии головоногих. Тяжелые доспехи, сохранившиеся у их кузенов, брюхоногих и двустворчатых моллюсков, обеспечивают им защиту и иные преимущества, но лишают их подвижности и возможности чувственного восприятия внешнего мира. Как только кальмары и осьминоги утратили свои громоздкие раковины, они обрели высокую подвижность и сформировали особые органы для обработки большего количества информации, поступающей из внешней среды. Благодаря приобретенному в результате этого процесса крупному мозгу, острому зрению и быстроте реакции эти животные стали самыми подвижными и наиболее развитыми из всех водных беспозвоночных.




Предыдущая главаСодержаниеСледущая глава